Churchill
Ястребиный телеграфъ

Отличие государственного деятеля от политика в том
что политик ориентируется на следующие выборы,
а государственный деятель на следующее поколение
/У. Черчилль/

Вот Вам сам Кривошеев. Объясните, где здесь вранье ?
Re: К теме "о потерях союзников Германии" -- д-р Вернер
Автор: Ротмистр ® ( 01/25/2001, 08:30:33 ) Профайл Rambler's Top100
Советовал бы Вам обратить внимание на количество уничтоженных частей и соединений и сопоставить их с теми анекдотическими цифрами, которые Вы привели.

Генерал-полковник КРИВОШЕЕВ Г.Ф.


НЕКОТОРЫЕ НОВЫЕ ДАННЫЕ АНАЛИЗА СИЛ И ПОТЕРЬ НА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ
(Доклад на заседании Ассоциации историков Второй мировой войны 29.12.1998 г.)

Окончание. Начало см. в "Мире истории". 1999. № 1
Кто же были эти 500 тысяч? По мобилизационному плану МП-41 соединения не были
полностью укомплектованы. К примеру, стрелковые дивизии имели штат 14 483
человека, но в мирное время их списочная численность была от 500 до 6 000
человек. На все остальные должности были приписаны люди из военкоматов.
Призывались они по мобилизации. 22 июня в 16.00 она была объявлена (кроме трех
округов: Средне-Азиатского военного округа, Забайкальского военного округа и
Дальневосточного военного округа). Мобилизованные начали поступать в военкоматы,
и из них стали формировать команды для убытия в свои части. Но события
развивались столь стремительно, что в западных военных округах команды до частей
не дошли. Военкоматы успели доложить, что призвали, а в части люди не прибыли.
Они не были экипированы, не имели оружия и практически не воевали. Некоторые
предъявляют нам претензии: их де следует отнести к гражданским потерям. Но по
нашим законам, если человек прибыл в военкомат и его призыв оформлен, то он уже
считается военнослужащим и в общее число призванных (34 476 700) вошел. Поэтому
нам пришлось потери считать с ними и без них. Таким образом с этими призывниками
демографические потери составили 9 168 400 человек.
Некоторые завышают наши потери. Так, например, Станислав Говорухин заявил, что
мы потеряли 40 млн. человек. Если он имел в виду военнослужащие, то у нас
надевали шинели во время войны всего 34 476 700 человек, и далеко не все они
погибли. Если имеются в виду все потери страны, то они составили 26,6 млн. чел
Говорухин же в одном из своих фильмов говорит, что мы потеряли в 10 — 14 раз
больше, чем немцы. А сколько потеряли немцы, он не знает. Об этом я еще скажу
ниже.
Другие же говорят, что цифра потерь завышена. Американский исследователь Сергей
Максуда упрекает нас в том, что мы не учитываем естественной убыли населения
(ведь люди умирают, есть война или нет). Он также предполагает, что определенная
часть бывших военнопленных минуя сборные лагеря вернулась домой и не была
вторично призвана (а их, по подсчетам С.Максуды, около 800 тыс. человек),
следовательно, их следует изъять из общего числа потерь. На это можно ответить:
мы пользовались лишь документами Генштаба, а домыслы оставили в стороне.
Нужно также сказать, что умершие отнесены нами к небоевым потерям. По документам
за годы войны небоевые потери составили 555,5 тыс. человек. Сколько минуло
сборные пункты — вопрос спорный, так как в конце войны в лагерях для
военнопленных было зарегистрировано 2 016 тыс. человек, из них вернулось 1 836
тыс. человек, а 180 тыс. не вернулось. Мы считаем, что большинство из них
эмигрировало, возможно, какая-то часть миновала сборные пункты. Но это
незначительная часть, тем более, что без документов они практически не могли
вернуться домой.
Я не буду останавливаться на боевых и небоевых потерях, остановлюсь только на
без вести пропавших и попавших в плен.
В обвинительном заключении Нюрнбергского процесса по делу главных немецких
военных преступников указывалось, что из Советского Союза германские
оккупационные власти отправили в рабство 4 978 000 лиц гражданского населения.
Эта цифра была установлена Управлением Уполномоченного СНК СССР по делам
репатриации. В подписанной 20 октября 1945 года руководителем этого управления
Ф.И.Голиковым сводке, адресованной заместителю наркома внутренних дел
В.В.Чернышёву, указывалось: " ...По неполным данным, врагом было захвачено и
уведено всего 6 979 470, из них 4 978 735 гражданского населения и 2 000 735
военнопленных (только выявленных и учтенных в мае 1945 года)".
Эти данные в дальнейшем уточнялись, но весьма незначительно. Однако везде
присутствовали оговорки "по неполным данным".
Кристиан Штрайт, немецкий военный историк, в своём труде "Они нам не товарищи"
приводит цифру в 5 700 тыс. советских военнопленных, находившихся в военных
лагерях, из них около 3 300 тыс. погибли. А Ганс-Адольф Якобсен в статье "Приказ
о массовом уничтожении советских комиссаров и военнопленных" в сборнике
"Анатомия нацистского государства" говорит о 2 600 тыс. погибших советских
военнопленных. Данные которыми располагает наш Генеральный штаб говорят о
несколько других цифрах. Согласно документам, из 11 944 100 чел. безвозвратных
потерь 5 059 тыс. человек пропало без вести и попало в плен, что составляет 42%.
Но надо полагать, что не все попали в плен. Результаты исследования материалов,
в том числе архивных документов немецкого военного командования, подтверждают,
что 4 559 тыс. советских военнослужащих оказалось в плену. А около 450 — 500
тыс. военнослужащих из числа без вести пропавших погибли, остались на
оккупированной территории, попали к партизанам.
Эти данные в основном подтверждаются сведениями Главного командования сухопутных
сил Германии, опубликованными в журнале боевых действий, согласно которым, к 20
декабря 1942 года попало в плен советских военнослужащих 3 350 639 человек. Это
как раз тот период войны, когда Красная Армия несла наибольшие потери пропавшими
без вести и попавшими в плен. (Из них около 2-х млн. погибли или были
расстреляны к концу 1942 года). Эти данные близки к нашим. Так, согласно нашим
документам, в 1941 году 2 335 482 человека пропали без вести и попали в плен
(безвозвратные потери Красной Армии составили 3 137 673 человек). В 1942 — 1 515
221 человек пропали без вести и попали в плен (безвозвратные потери составили 3
258 216 человек). То есть к 30 декабря 1942 года, по данным Генерального штаба,
без вести пропало 3 850 703 человека. Если учесть, что часть из них погибла в
ходе боёв, часть осталась на оккупированной территории, часть ушла к партизанам,
то цифра у К.Штрайта близка к реальности.
В последующем резко снизилось число пропавших без вести. Так, в 1943 году
пропало без вести 367 806 человек (2 312 429 — безвозвратные потери), в 1944-м —
167 563 человека (безвозвратные потери — 1 763 891 человек) и в 1945-м пропало
без вести 68 637 человек (безвозвратные потери — 800 817 человек).
Нужно сказать, что военнопленными считались в немецком плену не только
военнослужащие, но и гражданские лица (мужчины в возрасте от 16 до 55 лет,
согласно директиве Гиммлера), захваченные немцами на оккупированной территории.
При изучении документов, так же как и при беседах с бывшими узниками немецких
лагерей, подтверждается, что в лагерях для военнопленных находилось от 15 до
20%, а в некоторых — до 46% гражданских лиц. Эти лица были учтены администрацией
лагерей как военнопленные. Следовательно, общее количество военнопленных по
учёту администрации лагерей (гражданских лиц и военнослужащих) было не 4 559
тысяч человек, а значительно больше. Об этом говорит и Кристиан Штрайт.
Жестокость и нечеловеческое отношение к военнопленным влекли большую смертность,
что признают и сами немецкие учёные. Так К.Штрайт в уже упомянутом труде «Они
нам не товарищи» пишет:
«Из 3,4 млн. советских военнослужащих, пленённых Вермахтом в 1941 г. при
вторжении в Советский Союз, к концу января 1942 года в живых осталось только 1,4
млн. чел. Остальные 2 млн. стали жертвами расстрелов, эпидемий, голода или
холода. Десятки, сотни тысяч были уничтожены командами СД или же войсковыми
подразделениями по политическим или расовым мотивам».
И далее: «В соответствии с принципами национал-социалистической идеологии,
обращение с советскими военнопленными с самого начала крайне отличалось от
обращения с военнопленными других армий; во многих отношениях невозможно
сравнить это даже с уничтожением европейских евреев».
Гейнгард Рюрупа в работе «Война Германии против Советского Союза 1941 — 1945»
говорит: «В начале считалось достаточным, чтобы пленные жили в землянках и
питались в основном "русским хлебом", изготовленному по изобретённому ими (
немцами — Г.К. ) рецепту наполовину из очисток сахарной свёклы с примесью
целлюлозной муки, муки из листьев или соломы. Неудивительно, что зимой 1941/42
гг. эти условия привели к массовой смертности и на территории рейха, которую
усугубила эпидемия сыпного тифа».
Немецкий плен — одно из самых мрачных явлений Второй мировой войны. Уж очень
тяжелой была картина фашистского плена.
В то же время немецкие военнопленные, находящиеся в наших лагерях, кормились по
солдатской норме. Так, в беседе с бывшим военнопленным, впоследствии министром
обороны ГДР генералом Гофманом, находившемся во время плена на лесоразработках
на Урале, он рассказал мне: «Я никак не могу понять Вас, русских. Находящихся в
плену нас, немцев, в тяжёлое для вас время кормили по солдатской норме вашего
солдата. А дети ваши бегали около нас полуголодные и выпрашивали у нас кусочек
хлеба».
Граф Г. фон Айнзидель, бывший вице-президент НКСГ говорил: «...Советское
правительство распорядилось давать пленным почти такие же нормы питания как и
собственному населению». И далее: «В процентном отношении в Советском Союзе
умерло гораздо меньше пленных, чем во время Первой мировой войны в царской
России».
ПОТЕРИ ГЕРМАНИИ
Я докладываю уважаемым коллегам, что после долгих лет работы нам удалось на
основании архивных документов, опубликованных в Германии работ, составить
«Баланс списочной численности личного состава Вооружённых сил Германии за период
Второй мировой войны».
На 1 сентября 1939 года, к началу Второй мировой войны Вооруженные силы Германии
насчитывали 3 214 тысяч человек. С 1-го июня 1939 по 30 апреля 1945 года в
немецкую армию было призвано 17 893 тыс. человек (П.В.Бохар говорит о 19 млн.,
но документально это не подтверждено). Следовательно, через армию за годы войны
прошло 21 107 тыс. человек.
К моменту капитуляции в строю оставалось 4 100 тыс. человек. В госпиталях на
территории Германии находилось 700 тыс. человек. В ходе войны убыло 16 307 тыс.
человек. Из них
безвозвратные потери составили 11 844 тыс. человек (погибло и умерло от ран и
болезней, пропало без вести — 4 457 тыс. человек. Попало в плен — 7 387 тыс.
человек).
Другая убыль составила 4 463 тыс. человек. Из них: уволено по ранению и болезни
на длительный срок как негодные к военной службе (инвалиды), дезертировало — 2
463 тыс. человек; демобилизовано и направлено для работы в промышленности — 2
млн.
Здесь нужно сказать, что и в нашем плену умирали военнопленные. Так из 4 126 964
военнопленных, учтённых у нас в лагерях, за все годы пленения умерло 580 548
человек, т.е. каждый седьмой. Среди немецких военнопленных из 2 389 560 умерло
356, 7 тыс. и 93,9 тыс. — на пересыльных пунктах и в пути, особенно во время
Сталинградской битвы (всего 450,6 тыс. человек). Это конечно же плохо, но не
идёт ни в какое сравнение с числом наших солдат, умерших в немецком плену, — 3
из каждых 5.
Основу армий воюющих государств во Второй мировой войне , особенно на
европейском театре военных действий, составляли сухопутные войска, а в них —
различные по предназначению и технической оснащённости общевойсковые соединения
— дивизии и бригады.
Дивизиями, как оперативно-стратегическими расчётными единицами, оценивались
мобилизационные возможности государств, уровень стратегического развёртывания
вооружённых сил, их готовность к войне. Количество и качество дивизий являлись
важнейшим показателем боевой мощи вооружённых сил государства, соотношения
группировок войск на операционных и стратегических направлениях, на театрах
военных действий. Число дивизий бралось в основу замыслов операций, планов войны
и являлось решающим фактором, влияющим на их ход и завершение.
Анализ состояния и соотношения соединений Германии и СССР на различных этапах
войны, сделанный в Генеральном штабе, говорит о многом. На этом хотелось бы
остановиться немного более подробно.
К началу войны:
Германия свои вооружённые силы полностью отмобилизовала. В июне 1941 года в их
составе имелось 214 дивизий, из которых 179 пехотных и кавалерийских,
моторизованных и танковых 35 дивизий и 7 бригад. Из них 152 дивизии и 2 бригады
сосредоточились на Востоке — против СССР (62 дивизии и 5 бригад находились на
Северном, Западном, Балканском и Южном театрах военных действий). Общая
численность личного состава вооружённых сил составляла 8,5 млн. человек.
Кроме немецких соединений, у границ Советского Союза развернулись 29 дивизий и
16 бригад союзников Германии — Финляндии, Венгрии и Румынии. (На Балканском и
Южном театрах вели боевые действия 40 итальянских дивизий.)
Все соединения доведены до штатов военного времени и созданы оперативные
группировки из 190 дивизий. Численность личного состава у границ Советского
Союза составляла 5,5 млн. человек.
Готовились к отправке на Восток и участию в войне против СССР итальянские,
словацкие и хорватские соединения, испанская пехотная дивизия.
Советский Союз к июню 1941 имел 303 дивизии и 22 бригады, из которых 166 дивизий
и 9 бригад находились в западных военных округах (свыше 54%), остальные — во
внутренних, Закавказском и Среднеазиатском военных округах и Резерве ВГК — 105
дивизий и 8 бригад (свыше 35%), а также на Дальнем Востоке и в Забайкалье
находились 32 дивизии и 5 бригад (свыше 10%). Из 303 дивизий было: стрелковых —
198, кавалерийских — 13, моторизованных — 31, танковых 61. Танковые и
моторизованные дивизии входили в состав 29 механизированных корпусов. Списочная
численность личного состава составляла 4,8 млн. человек. Штатная численность
была более 5,2 млн. человек.
Укомплектованность соединений была при штатной численности стрелковой дивизии 14
483 человека: в 21 стрелковой дивизии — 14 000 человек, в 72 сд — 12 000
человек, в 6 сд — 11 000 человек.
Численность личного состава в западных военных округах составляла 2 900 тыс.
человек.
В ходе войны:
Германия с июня 1941 по май 1945 года сформировала вновь 402 дивизии и 98
бригад. За этот же период были восстановлены 151 дивизия и 26 бригад. Из общего
числа имевшихся к 22 июня 1941 года, а также вновь сформированных и
восстановленных в ходе войны 767 дивизий и 131 бригады на советско-германском
фронте действовали 560 дивизий и 85 бригад, или 72% всего количества соединений
фашистской Германии, входивших в состав вооружённых сил. Помимо немецких войск
на советско-германском фронте в годы войны действовали 141 дивизия и 60 бригад
союзников Германии.
Советский Союз. За годы Великой Отечественной войны было сформировано ещё 661
дивизия (из которых: 490 стрелковых, 37 — народного ополчения [начало
формироваться 40, но 3 дивизии получили кадровый номер], 13 — Народного
комиссариата Внутренних Дел [НКВД], 18 воздушно-десантных, 91 кавалерийская, 1
моторизованная и 11 танковых дивизий). Наибольшее количество дивизий было
сформировано в 1941 году — 419 и в 1942 — 126.
Одновременно с дивизиями в сухопутных войсках Красной Армии формировалось
большое количество бригад. Всего было создано 666 бригад (из них: стрелковых —
313, танковых — 251, воздушно-десантных — 22, мотострелковых — 48,
механизированных — 32).
В ходе войны Германия на советско-германском фронте понесла наибольшие потери в
дивизиях, бригадах, личном составе и технике. Они составили 508 расчётных
дивизий (из них: 474 дивизии и 68 бригад, без учёта капитулировавших немецких
соединений в мае 1945 г.), в то время как на Западном и Южном театрах военных
действий эти потери составили 179 дивизий. Перед советскими войсками
капитулировали 87 дивизий и 8 бригад, перед союзными войсками — 49 дивизий и 9
бригад. Фактически, на советско-германском фронте были разгромлены, уничтожены,
пленены, принуждены к капитуляции почти 3/4 (около 72 %) вооружённых сил
Германии, более 60 % соединений армий её союзников.
Советский Союз потерял 339,5 расчётных дивизий ( из них: 297 дивизий и 85
бригад).
При дальнейшей работе, особенно в последнее время, удалось найти ряд новых
документов, которые проливают свет на судьбу некоторых госпиталей.
Военнослужащие, которые попадали в госпиталь, относились к санитарным потерям,
за исключением тех, кто, по докладам госпиталей в Санитарное управление, умер.
Но есть госпитали, которые как и люди во время войны пропали без вести. Таких
оказалось довольно много. Из общего количества 6 000 госпиталей за войну пропало
без вести, попало в плен и погибло 227 госпиталей, что составляет около 4 %. Из
них: 10 погибло во время формирования, 17 попали в окружение и вышли с большими
потерями и 200 пропали без вести и погибли. Причём докладывалось только то, что
госпиталь или попал в окружение, или без вести пропал. А судьба раненых и
больных, равно как и персонала госпиталей оставалась неизвестна. Большинство,
по-видимому, погибло.
Над выявлением численности госпиталей как переменного, так и постоянного личного
состава, мы сейчас работаем, и вероятно некоторые цифры после их уточнения будут
изменены.
В противоположность этому нужно сказать, что захваченные Красной Армией немецкие
госпитали функционировали до полного выздоровления раненых, находясь на полном
нашем обеспечении. Отношение к немецким раненым было таким же, как и к своим. В
этих госпиталях работали как немецкие, так и наши врачи и младший медицинский
персонал.
Ещё много неизвестных страниц Великой Отечественной войны будет раскрыто. Наш
авторский коллектив сейчас работает над трудом о военных потерях России и СССР в
XX веке. Там будут отражены потери во всех войнах и военных конфликтах, начиная
с русско-японской войны и кончая событиями в Чечне. Туда же войдут и некоторые
потери Белой армии.




Ответить Рекомендовать Предыдущее сообщение Корневое сообщение На форум
Ответы
Rambler's Top100 TopList