Churchill
Ястребиный телеграфъ

Отличие государственного деятеля от политика в том
что политик ориентируется на следующие выборы,
а государственный деятель на следующее поколение
/У. Черчилль/

Что случилось с Фэнни Мэй?
Автор: zaphod ® ( 12/23/2004, 22:35:41 ) Профайл Rambler's Top100
Новый корпоративный скандал, который сейчас разразился в Америке, пока не привлек внимание отечественной прессы, хотя по своим финансовым масштабам он гораздо серьезнее, чем скандалы 2002 года с "Энроном" и "Ворлдкомом". На это раз объектом расследования стала Federal National Mortgage Association (Федеральная Национальная Ипотечная Ассоциация), сокращенно FNMA (произносится 'Fanny Mae'). Эта компания работает на вторичном рынке ипотечных кредитов. Как и ее конкурент, "Фредди Мак" (Federal Home Loan Mortgage Corporation или, сокращенно, FHLMC - Федеральная Корпорация Ипотечного Кредитования), "Фэнни Мэй" относится к числу предприятий, поддерживамых правительстом США (government-sponsored enterprises), то есть они действуют на основе хартии, выданной конгрессом США, но являются акционерными обществами. Более подробную информацию о "Фэнни" и "Фредди" и связанных с этим вопросах, можно получить из моей статьи "Бумажные дела", написанная два с половиной года назад, во время предыдущей волны корпоротивных скандалов.



Конкретно, Комиссия по бирже и ценным бумагам
обвиняет
руководство "Фэнни" в нарушении правил учета операций с производными ценными бумагами (финансовыми деривативами), которые использовались компанией в интересах защиты от рисков (хеджирования). Смысл этих операций состоит в том, чтобы избежать рисков, связанных, с колебаниями цен и процентных ставок, а не в том, чтобы получить прибыль от колебаний. Эту прибыль пытаются извлечь финансовые спекулянты, которые фактически покупают риск у хеджеров. Работа с производными финансовыми инструментами требует очень высокой квалификации от финансовых менеджеров и даже очень опытные специалисты по хеджированию иногда терпят большие убытки. Например, в 1994 году компания "Проктор энд Гэмбл" потеряла более 200 миллионов долларов из-за неудачного хеджирования и ее руководители лишились своих постов. В случае "Фэнни", однако, потери существенно больше - около 9 миллиардов долларов. Эти потери пытались скрыть руководители "Фэнни". Точнее, они скрыли 13.5 миллиардов убытков от операций с производными ценными бумагами и 4.5 миллиарда долларов прибылей, с помощью специально разработанной внутрикорпоративной системы учета, которая не согласуется с SFAS (Statement of Financial Accounting Standards) - регулярно публикуемыми положениями о стандартах финансового учета. Эти положения являются, наряду с другими документами, составными частями Generally Accepted Accounting Principle(GAAP), системы бухгалтерского учета, принятой в США и в других странах. Таким образом, финансовый отчет "Фэнни" придется переутверждать с корректировкой в 18 миллиардов долларов, что существенно подрывает доверие к ней со стороны инвесторов, которые в большинстве своем являются институциональными(пенсионные фонды, страховые компании и т.д.)



Однако в данном случае важно не только и не столько это. Дело в том, что "Фэнни Мэй" является второй по величине активов корпорацией США (после "Ситигруп"). Ее активы составляют более триллиона долларов, в основном в виде ипотечных ссуд, а также облигаций, других ценных бумаг и наличности. Долги "Фэнни Мэй" держателям ее облигаций составляют 957 миллиардов долларов и кроме того, "Фэнни Мэй" является гарантом так называемых MBS (mortgage-backed securities) - облигаций, обеспеченных закладными на недвижимость в размере примерно 1.8 триллиона долларов. Вообще говоря, именно такие компании, как "Фанни" и "Фредди" являются основой богатства и могущества Америки, а вовсе не компании, выпускающие"высокотехнологические безделушки" . Именно благодаря им американцы владеют недвижимостью стоимостью примерно в 22 триллиона долларов (на долю остального национального богатства США приходится меньше одной пятой от этой суммы). Обеспечивая доступный кредит на покупку жилья, эти корпорации в определенном смысле воплощают в жизнь Американскую Мечту.



Но не только сама корпорация, но и её первое лицо были для американцев ярким и зримымым доказательством того, что Америка является Обществом Равных Возможностей. Председатель "Фэнни Мэй" Франклин Райнес родился 55 лет назад в Сиэттле, четвертым ребенком в негритянской семье, в которой было шестеро детей. Его родители перебрались в Сиэттл с Юга США в поисках постоянного заработка. Его отец работал на авиазаводе фирмы "Боинг", а мать - уборщицей в заводской конторе. Как пишет Теренс О'Хара в газете "Вашингтон Пост" от 20 декабря с.г., отец Райнеса страдал депрессией и его в конце концов уволили с завода за прогулы. Семья жила на пособие, и Франклин начал работать с 8 лет, чтобы помочь прокормиться семье. Однако ему удалось с отличием закончить школу и колледж и поступить в Гарвардский университет. Там Райнеса заметил его профессор, будущий сенатор Дэниэл Патрик Мойнихен. С этого момента и до недавнего времени карьера Райнеса пошла по восходящей - он закончил университет, Гарвардскую школу права, занимался частной практикой, работал в администрации Джимми Картера. Затем, с 1980 года работал в инвестиционном банке "Lazard, Freres & Co". В 1996 году Билл Клинтон назначил его начальником бюджетного управления администрации. Благодаря его усилиям удавалось проводить администрации демократов удавалось проводить свою бюджетную политику в конгрессе с республиканским большинством, что послужило основной для поддержания сбалансированности бюджета вплоть до 2002 года. С 1999 года Райнес возглавлял "Фэнни Мэй" и стал единственным чернокожим американцем среди высших руководителей компаний, входящих в список Топ 500 журнала "Форчун". Его годовой заработок в прошедшем году составил около 20 миллионов долларов. Теперь его могут привлечь к уголовной ответственности, и он может получить до 20 лет тюремного заключения и 5 миллионов долларов штрафа.



Но кроме иллюстрации американской мечты, "Фэнни Мэй" и другие аналогичные институты играют и более существенную роль. Собственно, они является краеугольными камнями всей финансовой системы США и не зря председатель Федеральной Резервной Системы Алан Гринспен говорил о возможном "системном риске", риске, который нельзя устранить никаким хеджированием, поскольку все существующие методологии измерения и управления риском, измеряют риск относительно системного риска. Если заколеблется сам фундамент, это может привести к шоковым последствиям для всей остальной экономики. Сейчас в Америке спорят о том, следует ли сохранять и дальше в качестве одной из основ финансовой системы предприятия, поддерживаемые правительством. Однако, как мне представляется, тут дело в не в том, что эти предприятия поддерживаются правительством, а в самих системных особенностях корпоративной формы собственности, в системе принятия решений высшими менеджерами. Как сказал один из таких менеджеров, “in business, you must often make decisions that you
would never make if you actually owned the company.”
("В бизнесе вам часто приходится принимать такие решения, которые вы никогда бы не приняли, если бы вы действительно владели компанией"). Это высказывание позволяет дать интересную интерпретацию часто употребляемого понятия "эффективный собственник". Это "как-бы собственник", "лицо, похожее на собственника". Как, например, "эффективный радиус", "эффективная масса". То есть на самом деле не очень ясно, что такое радиус некоторого объекта, но в первом приближении можно назвать некоторую величину радиусом. Это отличие "эффективного собственника" от настоящего и является принципиальным пороком корпоративной формы собственности, который невозможно устранить никакими регулирующими мерами, включая самые жестокие, вплоть до тюремного заключения.




Ответить Рекомендовать Все ответы   На форум
Ответы
Rambler's Top100 TopList