Churchill
Ястребиный телеграфъ

Отличие государственного деятеля от политика в том
что политик ориентируется на следующие выборы,
а государственный деятель на следующее поколение
/У. Черчилль/

Покаяние (чеченский вариант)
Автор: Муяковский ® ( 03/06/2001, 19:08:15 ) Профайл Rambler's Top100
После второй мировой войны в Германии была проведена активная денацификация. Главари преступного режима были осуждены, некоторые
ведомства нацистского режима были признаны преступными организациями,
определенный круг лиц, причастный к работе этих ведомств, были поражен
в правах. В частности, лишен права занимать государственные должности.
Было также отмечено, что на немцах лежит историческая вина за преступления режима, что этот режим не мог бы существовать без
поддержки его немецким народом и что вряд ли можно поверить
наивности тех, кто якобы не знал про ужасы концлагерей и
зверства режима.

После краха коммунистической системы в СССР были настойчивые требования
провести аналогичный процесс и у нас. Разбирать их осмысленность и реализуемость не входит в мои задачи. Сейчас для важно, что время от времени эти требования повторяются определенным кругом лиц. Часто
эти требования повторяются в связи с чеченскими событиями и ровно
теми же людьми, которые настаивают на выводе войск из Чечни,
переговорах с "законным правительством" Масхадова и так далее.
Джентльменский набор штампов, произносимый по этому поводу не нуждается в повторении.

Однако почему-то никто из них не обратил внимания на близость
режима, возникшего в Чечне при Дудаеве-Масхадове, к нацизму.


  • Приход Гитлера к власти ознаменовался принятием законов,
    ограничивающих евреев в гражданских правах, в частности, в
    праве владеть собственностью, праве занимать определенные
    должности. После этого имущество евреев было частично конфисковано,
    частично разграблено. Евреи были выгнаны из гимназий и университетов,
    исследовательской работы. Это было прелюдией к их уничтожению. Заодно были выгнаны и те, чьи места приглянулись резвым мальчикам с повязками на руках.

    Дудаев не издавал аналогичных законов. Но Чечня - это не страна
    писанного права. По всей Чечне произошло то же самое, но только объектами травли были славяне, те же евреи - все не мусульмане.
    Людей выкидывали из квартир, грабили, убивали и насиловали.
    Не мусульман выгоняли с работы, лишали средств к существованию.
    Итог - гуманитарная катастрофа, уменьшение численности Чечни
    на несколько сот тысяч человек, бежавших из Чечни или погибших
    там.

    Правда, эта катастрофа почему-то осталась незамеченной патентованными
    правозащитниками и лично г-ном Ковалевым, бывшим в то время уполномоченным по правам человека. Мне это долго казалось непонятным,
    пока я не услышал объяснения лично от г-жи Новодворской: "это
    были совки, не заслуживающие лучшей участи
    ". Не могу знать,
    так ли думал Сергей Адамович, или нет, но иное объяснение
    мне не известно.

  • Другой характерной чертой нацизма (и сталинизма) было
    наличие государственных рабов - узников лагерей, труд и жизнь
    которых не стоили ничего. В Чечне, вроде бы, нет и не было концлагерей.
    Но регулярно в печати появляются сообщения вроде приводимого ниже:

    Сотрудники военной контрразведки ФСБ освободили в чеченском селе Мехкеты уроженца Донецкой области 51-летнего Анатолия Фабрицына, который 10 лет провел в рабстве. В 1990 году, когда он оказался безработным, некий чеченец предложил ему и нескольким его товарищам отправиться на заработки на Северный Кавказ, строить дома.

    Будущих строителей привезли в Чечню, отобрали документы и отправили в разные села. С тех пор Фабрицын своих попутчиков не видел, а его самого заставляли рыть траншеи, пасти скот, переносить в горах боеприпасы с одной базы боевиков на другую. Долгие годы неволи он вспоминает как кошмарный сон, "за все эти десять лет я не разу не ел досыта, а бывало, что вообще по несколько дней никакой еды не
    давали", – сказал он. По словам Фабрицына, в Чечне к нему относились "как к собаке, все – и старики, и молодые, и мужчины, и женщины". Несколько раз пытался бежать, но его ловили и избивали до полусмерти.

    Будучи в неволе, Фабрицын никакого понятия не имел, что происходит в мире. Только после освобождения он узнал, что больше не существует СССР, а его родная Украина стала суверенным государством.

    В печати приводились сведения о числе рабов в Чечне, которых стыдливо
    называют заложниками, и по этим данным на одного жителя Чечни
    приходится не меньше рабов, чем зеков на душу немца в нацистской Германии, и на душу жителя СССР в худшие сталинские годы.

    Более того, если сталинские лагеря располагались на севере, в местах
    мало населенных, если происходившее там еще могло быть тайной для
    жителей центральной России, то содержание и условия содержания
    рабов в Чечне не могли быть тайной для соседей рабовладельцев.
    Как не были тайной существование невольничьих рынков, наличие
    тюрем для рабов в новых чеченских домах. Во время войны находились
    смелые и порядочные люди, которые рискуя жизнью спасали евреев
    и цыган от немцев. Но за десять лет рабства Фабрицина не нашлось
    человека, который помог бы ему. Я не говорю даже спрятал, когда
    он пытался бежать. Нет, хотя бы сообщил о нем властям, когда
    российские войска вошли в те же Мекхеты. Объяснение просто - существующим сейчас чеченским обществом рабовладение воспринимается как норма.


Мне говорят про чувство исторической вины, которую я должен
испытывать перед чеченским народом, ставшим коллективной жертвой
сталинских репрессий. Не уверен, что дети должны отвечать за грехи
отцов, к тому же мои родители (не чеченцы) также пострадали от этого самого режима. Говорящие про историческую вину российского (именно российского) народа забывают, что российский народ также был жертвой этого режима. Но вопрос о грехах отцов - сложный метафизический. А
чеченское общество виновато не в грехах отцов - в своих собственных.
И его вина несомненна.

Когда союзники вошли в Германию, законов, которые позволили бы покарать
преступный режим не было - их создавали на ходу. Но для наказания
чеченских нацистов не нужно придумывать новых законов, достаточно
существующих законов Российской Федерации. И по этим законам нет
никакого президента Ичхерии Масхадова - есть бандит и работорговец.
Предложение вести с ним переговоры столь же нравственно и осмысленно,
сколь было бы нравственно и осмысленно в 1945 году предложение
вести переговоры с Гитлером.

Но если сейчас снова предложат принять закон о люстрациях и предпринять другие мерах для оздоровления общества, я соглашусь. Только с одним уточнением - чеченского общества. Это оно нуждается в денацификации.




Ответить Рекомендовать Все ответы   На форум
Ответы
Rambler's Top100 TopList