Churchill
Ястребиный телеграфъ

Отличие государственного деятеля от политика в том
что политик ориентируется на следующие выборы,
а государственный деятель на следующее поколение
/У. Черчилль/

Кривая оптика.
Автор: Александр Бугаев ® ( 09/19/2001, 15:27:09 ) Профайл Rambler's Top100

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы;
но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.

Козьма Прутков

В этой статье не будет попыток анализа политологических и конспирологических версий событий в США. Мне интересно другое – какие мировоззренческие и идеологические установки проявляются в реакции на эти события и на перспективы предстоящей войны. Я попытаюсь описать типовые парадигмы, т.е. мыслительные схемы, задающие способ восприятия и оценки реальности (в данном случае – террористической атаки и начинающейся войны).
Весь спектр наличных позиций описать затруднительно, поэтому я сосредоточусь только на нескольких наиболее ярких и типичных парадигмах. Конечно, каждая из них будет описана с известной долей условности.

Правозащитники
Это стойкие приверженцы так называемых общечеловеческих ценностей (ОЧЦ) несмотря ни на что, ни на какие обстоятельства и повороты истории.
Эти ценности - ПРАВА ЧЕЛОВЕКА, ДЕМОКРАТИЯ, ФОРМАЛЬНОЕ ПРАВО, СВОБОДА СЛОВА.
Не формулируемым, но неизменно присутствующим элементом правозащитного credo является ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ ГОСУДАРСТВА (причем любого государства, не только несовершенного российского, но и великого американского)/
Некоторые из правозащитников добавляют в состав своего символа веры еще НЕНАСИЛИЕ и ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ, (не очень заботясь при этом о противоречивости получающейся системы, на что им указывают более дальновидные коллеги, см. напр. переписку Елены Боннер и общества "Мемориал" по проблеме Чечни).

Правозащитники дают яркий пример ценностно-ориентированного поведения (по классификации Макса Вебера). Они не дают рецептов разрешения проблем (работающих рецептов, основанных на ОЧЦ, не существует), часто их это и не интересует. Они свято веруют во всеобщность и непреложность своих принципов. Вот и теперь правозащитники выступили с обращением:

Российские правозащитники призывают лидеров демократических государств воздержаться от актов "коллективного возмездия" и предотвратить антиисламскую истерию, а российское руководство - также от использования терактов для эскалации военных репрессий в Чечне
Под обращением стоят подписи Елены Боннэр, Сергея Ковалева, Олега Орлова, Светланы Ганнушкиной, Арсения Рогинского, Людмилы Алексеевой и других.

Несмотря на то, что сын Сергея Ковалева чудом не погиб в WTC, Сергей Адамович не изменил своим принципам (я думаю, что все было бы так же и в случае более печального для него исхода).

«Американофилы»
Американофилы (или радикальные западники) до недавнего времени были очень похожи на правозащитников, иногда они гордо называли себя тем же словом. На их знаменах те же ОЧЦ, они так же обличают авторитарный режим и КГБ-ФСБ, псевдодемократию и олигархию, приватизацию и войну в Чечне. Но при этом для них политика важнее, чем правозащитное credo (т.е. по классификации Вебера они целе-ориентированы). Такое инструментальное, ситуативное отношение к ценностям было очевидно и раньше, а события последней недели продемонстрировали это особо ярко и недвусмысленно.

Для американофилов характерно представление Запада и особенно США как сакральных ценностей, средоточия всех добродетелей. Америка для них - оплот Свободы и Демократии, Форпост Цивилизации, лидер Глобализации, идеал и пример для всего мира. Отсюда следует один из основных внешнеполитических принципов «хорошо все то, что хорошо для Америки».
В нынешней ситуации для американофилов очевидно: Россия должна встать под знамена США в Великом Походе против сил Зла. Это понимается не метафорически, а вполне буквально: принятие целей США в качестве своих целей, безоговорочное присоединение и бескорыстная всемерная помощь в грядущей войне.

Спектр американофилов достаточно широк, к ним принадлежит подавляющая часть т.н. «прогрессивной общественности», Явлинский, Боровой, Новодворская, в последние дни к ним приблизился и Немцов. Конечно, американофилы различаются как по внутриполитическим позициям, так и по степени радикальности американизма. Интересно, что Явлинский несколько дней назад выступал вместе с правозащитниками («акты возмездия в ответ на действия террористов неоправданны и приводят лишь к новым жертвам».), но теперь, похоже, http://www.rian.ru/rian/index.cfm?prd_id=61&;msg_id=1880255&startrow=1&date=2001-09-18&do_alert=0">сориентировался («фракция "Яблоко" будет настаивать на жестком, активном участии России в операциях, направленных против терроризма»).

Среди особо карикатурных американофилов лидирует, конечно, Новодворская.

Демократический Союз принадлежит к наиболее последовательным и открытым сторонникам американского образа жизни и западных ценностей. В дни великой трагедии американского народа мы еще раз заявляем о своей солидарности с США, о том, что человечество должно быть благодарно этой стране, которая тратит колоссальные средства для помощи обездоленным и для предотвращения победы тоталитарных режимов над цивилизацией. Мы заранее поддерживаем все, что США сочтут нужным сделать для защиты своего народа и принципов демократии везде, где они подвергаются опасности.
Обращение Демократического Союза

Не отстает от нее и знакомый нам функционер СПС Лобач-Жученко (Сэм, Сэмми).
ЕСЛИ АМЕРИКА НЕ ОТВЕТИТ НА ВЗРЫВЫ, ТО Я ЛИЧНО РАЗОЧАРУЮСЬ В ЭТОЙ СТРАНЕ.
( http://www.libforum.ru/m.phtml?v=564854)

Я лично считаю - Россия должна оказать ЛЮБОЕ содействие Штатам. АБСОЛЮТНО ЛЮБОЕ!!!
( http://www.libforum.ru/m.phtml?v=570070)

«Антиамериканисты и американофобы».

Этот лагерь достаточно широк и разнороден. В антиамериканизме (разной степени и разной природы) сходятся такие несходные в остальном группы, как приверженцы теории мирового заговора против России (газета «Завтра», «патриотическая оппозиция»), нацисты, более или менее респектабельные националисты, изоляционисты, национал-либералы и т.д. и т.п.
Меня в данном случае интересуют именно те, кого условно можно назвать национал-либералами (а также новыми правыми, консерваторами), кто для широкой публики в последнее время репрезентируется журналистами Михаилом Леонтьевым и Максимом Соколовым, а для сетевой общественности – Правым Клубом.

В последние годы позиция правых определялась осознанной ориентацией на национальные интересы России. Внешнеполитические события воспринимались в аспекте противостояния России и США (и Запада в целом). Можно сказать, что для правых это был главный конфликт эпохи (как в советской парадигме главным конфликтом эпохи была борьба социализма и капитализма). Большую роль в актуализации (и при этом огрублении) такой позиции сыграло отталкивание от описанных выше правозащитников и американофилов, а также резкое расхождение между идеалами западной цивилизации (тем самым credo ОЧЦ) и реальной практикой международной политики (особенно в Югославии).
Следствием этого стала весьма малая чувствительность правых к «гуманитарной» риторике и к гуманитарным ценностям как таковым, преобладание прагматизма, часто понимаемого как цинизм.

Эти особенности очень ярко проявилось в реакции части правых на обсуждаемые события. Наиболее характерные примеры - тексты Генерала Грубозабойщикова (zaphod) в Ястребином Телеграфе.

Если тексты Новодворской и Сэма предсталяют собой неосознанную американофильскую карикатуру, то тексты zaphod-а – карикатура американофобская, причем сознательная и злорадная. Основной посыл этих текстов – США получили по заслугам, пусть теперь сами разбираются со своими проблемами, а Россия должна стоять в стороне и извлекать максимальную выгоду из ситуации.


"Не позволяйте, чтобы ваши высокие моральные принципы мешали вам извлекать выгоду". Греть руки на чужих несчастьях - фундаментальное свойство человеческой натуры. И США, несмотря на свои высокие моральные принципы, постоянно занимались этим увлекательным и приятным занятием. Теперь настало время греть руки на несчастьях американцев другим.
Это не наша война

Так что предлагается выбрать в пасть какому из тигров лучше прыгнуть. И выбор в пользу ВЗХЦ (Великой Западной Христианской Цивилизации) означает выбор пасти того тигра, который ближе. Однако это ложная дилемма. Есть и третий вариант. О нем говорил товарищ Мао Дзедун (так в тексте – А.Б.), кормчий. Он полагал, что в этой ситуации мудрая обезьяна должна сидеть на вершине горы и смотреть, как два тигра пожирают друга.
Американский джихад

Несмотря на подчеркивание прагматических мотивов такого позиционирования, оно представляется в значительной мере эмоционально обусловленным, чем действительно прагматичным

Следует отметить, что такое явное усиление злорадства и педалирование мотивов противостояния с США происходит вразрез с позицией интеллектуальных лидеров правых – Максима Соколова и Михаила Леонтьева.

Леонтьев критикует пафосные заявления о третьей мировой войне и озабочен более прагматическими вопросами. Хотя сарказм в его выступлениях по-прежнему присутствует, главное для него - интересы России в предстоящей войне. Леонтьев подчеркивает, что Россия давно уже борется с теми же силами агрессивного исламизма, с которыми столкнулись теперь США. И задачи этой борьбы диктуют как объединение усилий, так и осторожность в глобальных декларациях. Это не пафос, это чистая прагматика.

Правильно говорят те, кто боится, что вся эта нынешняя истерия может вылиться в лобовое противостояние с исламом. Именно для того, чтобы этого не было, Россия должна защищать действительно слабые и беззащитные под напором агрессивной тотальной заразы структуры традиционного национального ислама. Хотя бы у себя в тылу. Этого уж точно за нас никто делать не будет.
«Однако» от 13.09.2001

Общие ошибки не должны все-таки помешать объединению против общего врага, поскольку таковой имеется... Однако делать это надо с открытыми глазами, и очень внимательно следя за руками неожиданного союзника.
«Однако» от 18.09.2001

Для Максима Соколова восприятие политических событий всегда вписано в историю, поэтому для него на первый план вышли глобальные цивилизационные проблемы. Противостояние с США меркнет перед лицом угрозы всей западной цивилизации, к которой безусловно принадлежит и Россия.


Объектом демонстративного разрушения были вовсе не города некоторой конкретной страны, с которой у нас достаточно неоднозначные отношения и с которой при более благоприятных обстоятельствах можно было бы всласть ссориться chez soi. После 11 сентября 2001 г. у нас больше нет таких благоприятных обстоятельств, ибо объектом разрушения был символический центр западного мира, к которому мы тоже принадлежим. Злорадство неуместно вдвойне, ибо свой своему поневоле брат. В мирной жизни между русским собакой-христианином и американским собакой-христианином есть масса различий, но для тех, кто уготовил в Нью-Йорке страшную смерть десяткам тысяч людей, эти различия несущественны. Если о чем прошлом и нужно говорить, то лишь о том, что делать сейчас, дабы не повторить ошибки, прямой дорогой приводящие к ужасам 11 сентября.
… Уж десять лет, как минимум, западный мир спешно реализовывал программу морального разоружения перед варварами. Политкорректность, мультикультуральность, всеобщее сочувствие борцам за свободу, учение о мирном политическом диалоге, как универсальном лекарстве от всех скорбей ("лучше быть красным, чем мертвым". (С) Бертран Рассел) свирепствовали в эти годы сильней губительной чумы. Христианская (хотя бы остаточно) цивилизация приняла безоговорочную моральную капитуляцию, демонстрируя полное отсутствие воли к защите своих двухтысячелетних ценностей.
… Остается доказать, что можно отнюдь не все и что паралич воли и веры был всего лишь временным, а история продолжается.
Моральное перевооружение

Возникает вопрос: почему же многие (и не рядовые, а яркие и талантливые) сторонники правых ценностей столь резко разошлись со своими интеллектуальными лидерами?
На мой взгляд, это объясняется некритическим следованием мыслительным стереотипам, добровольным ограничением своего горизонта привычной парадигмой.

Ущербность «право-антиамериканской» парадигмы (о первых двух всерьез говорить незачем) в том, что она сформировалась в определенной исторической ситуации и потому приспособлена к конкретной конфигурации противостояния, ценностей и угроз.
С «право-антиамериканской» парадигмой связан вполне определенный политический язык, который позволяет разложить ситуацию по измерениям «Россия-США», «правые-левые», «консерваторы-либералы», «прагматики-общечеловеки» и т.п. При этом оценочные характеристики на каждой оси этого базиса известны. Берешь проблему, проецируешь на оси, получаешь компоненты, вычисляешь оценку. Мыслительных усилий тут почти не требуется, достаточно аккуратности – в этом и заключается как удобство, так и опасность парадигмы (любой, не только обсуждаемой).

В случае столкновения с проблемой, не укладывающейся целиком в пространство привычных измерений, парадигма не перестает работать, но дает очень искаженные результаты. Приверженец парадигмы оказывается слеп и глух ко всему, что выходит за границы его мыслительного пространства, что не описывается его рабочим политическим языком.

Представляется, что мы имеем дело именно с таким случаем. Невзирая на сомнительный пафос провозвестников Третьей Мировой и Великого Похода сил Добра против сил Зла – эпоха действительно изменилась. И вряд ли правильно по-прежнему считать главным конфликтом эпохи противостояние России и Запада. Нельзя закрывать глаза на ценности, поскольку только они придают в конечном счете смысл и направление любой политике, даже самой прагматичной.

Новая эпоха требует нового языка, в том числе языка сакрального – для выражения тех ценностей, за которые нужно сражаться, ради которых нужно жить и, быть может, жертвовать жизнью.

Иначе мы обречены пользоваться кривой оптикой и становиться жертвами добровольной слепоты.

---------------

Сущность парадигм как обусловленного языком механизма восприятия реальности описана в моей статье «Проективная модель связи языка и мышления».


Ответить Рекомендовать Все ответы   На форум
Ответы
Rambler's Top100 TopList